18+ UNILA.RU 2020
10 лет онлайн с вами
support@unila.ru

Ничего не делал пил только чай. Или можно ли доказать насилие.

- Я разочаровалась в нашем правосудии, - сказала пришедшаяко мне Наталья, моя давняя подруга со школьной скамьи. - Дело в том, что я стала жертвой нападения в лифте и обратилась в милицию. и ты представляешь, состоявшийся в дальнейшем суд вынес нападавшему… оправдательный приговор. Получается, что человек, по вине которого я пережила сильнейший стресс, получил карт-бланш на дальнейшие «подвиги» в том же роде…
[cut=Читать далее...]
Эта история началась с обычного конфликта между соседями. Супруги Нина и Андрей Зайцевы с маленькой дочкой поселились в однокомнатной квартире на улице Мира в конце прошлого года. И сразу, по словам Натальи, новые жильцы стали устраивать семейные разборки. Мишины, живущие этажом ниже, часто не могли уснуть из-за громких криков и детского плача, раздающегося ночи напролет. Не в силах терпеть подобное, Наталья написала заявление в милицию. Представители правопорядка провели с Зайцевыми профилактическую беседу, и те на время утихомирились.

Возможно, конфликт так и забылся бы со временем, если бы не случай, заставивший Наталью пережить настоящий шок.

Весной нынешнего года, в один из выходных дней Наталья шла с рынка, куда она ходила за продуктами. Вошла в подъезд, открыв входную дверь ключом от домофона. В руках у нее были тяжелые сумки с продуктами. На третий этаж с такой ношей ей было подниматься затруднительно, и она вызвала лифт. Ждать его пришлось около пяти минут, и в это время зазвонил домофон на двери подъезда. Вниз по лестнице к подъездной двери мимо нее пробежал незнакомый парень, как потом выяснилось, Владимир Соловьев. Он открыл входную дверь, потом вернулся к лифту и грозно спросил Наталью:

-- Это ты звонишь в домофон?

Испугавшись, она стала отходить от Соловьева. В это время открылась дверь лифта, и женщина шагнула вовнутрь.

Парень схватил Наталью за грудки и, дыша в лицо перегаром, с силой толкнул и ударил рукой в грудь. Женщина почувствовала боль в правой ключице и леденящий страх. Мгновения, пока лифт шел на третий этаж, показались вечностью. Поэтому, когда кабина становилась, она выскочила на лестничную площадку, стала громко звать мужа и звонить в дверь. На вопрос вышедшего мужа, что случилось, Наталья ответила, что парень в лифте ударил ее. В это время с верхнего этажа стали спускаться Зайцевы с ребенком. Вместе с Соловьевым они стали осыпать Наталью нецензурной бранью. Как выяснилось, Соловьев, двоюродный брат Андрея Зайцева, пришел в тот день на именины племянницы. Супруги Зайцевы рассказали ему, что некто неизвестный регулярно в пять часов утра звонит в их домофон, чем нарушает их покой. Поразмыслив, они решили, что подобное «злодеяние» может из чувства мести совершать Наталья, которая, по их мнению, в это время отправляется на работу. Вот Соловьев и решил разобраться с коварной соседкой доступными ему методами.

Показания Владимира Соловьева относительно того, что произошло в лифте, резко отличаются от показаний Натальи. По его словам, в тот день на семейном празднике он не пил ничего, кроме чая. В лифт за женщиной он вошел исключительно с целью выяснить, кто же именно звонит в домофон. Ее и пальцем не трогал. Наоборот, якобы, Наталья ни с того ни с сего налетела на него и расцарапала шею. Снимать побои, нанесенные женщиной, державшей при этом в руках две сумки, он почему-то не стал. Очевидно, исключительно из человеколюбия.

-- Когда по вызову мужа приехала милиция, они стали звонить в дверь Зайцевых, но там стояла полная тишина, -- говорит Наталья. -- Дверь попросту не открыли. Следов побоев у меня не осталось, так как я была одета в толстую куртку, но стресс я пережила сильнейший. После этого у меня начались боли в желудке, стало болеть сердце. Я обратилась к врачу, прошла обследование. Кардиограмма показала отклонения (это подтверждено на суде лечащим врачом), меня начало преследовать постоянное чувство тревоги, страха.

В суд Наталья Мишина обратилась с гражданским иском к Соловьеву о возмещении вреда, причиненного здоровью, прося взыскать с него 30000 рублей.

Однако суд полностью оправдал Владимира, не найдя в его действиях состава преступления.

-- Мне кажется, подход судьи к рассмотрению моего заявления был явно односторонним, -- говорит Наталья. -- Почему не установили истинную причину конфликта между мной и Зайцевыми, чьи интересы якобы защищал Соловьев, напав на меня в лифте? Суд даже не счел нужным уточнить, действительно ли я обращалась в опорный пункт милиции только по поводу того, что у соседей по ночам плачет ребенок. Ведь на самом деле я жаловалась на крики и шум взрослых, в результате чего плакал их малыш. Ведь только запросив материалы по моим обращениям, можно было понять причину конфликта и наших неприязненных отношений с соседями. В результате Зайцевы и Соловьев полностью исказили в суде картину событий, дав ложные показания. По словам Зайцевых, получилось так, что во всем виновата я. Якобы я в пять часов утра, уходя на работу, и по вечерам звоню в их домофон и, ничего не отвечая, ухожу. Однако никаких обращений в милицию Зайцевых по этому поводу нет. Никто даже не потрудился выяснить, что я никогда не ухожу на работу в столь ранний час. В моих же словах суд усмотрел «противоречия». Сначала я сказала, что Соловьев меня толкнул, потом, что нанес побои. Сначала он схватил меня, а потом ударил кулаком в грудь -- разве это не есть побои? Какое он вообще имел право прикасаться ко мне, причиняя боль? Да, суд должен строить свои выводы только на показаниях очевидцев. Если же их в лифте не было, то получается, что и всех насильников в лифтах надо оправдывать? По логике суда получается, что я набросилась на хорошего молодого человека, который, придя на день рождения, пил только чай, и стала его царапать… Где здравый смысл? И стоит ли вообще искать защиты в суде в подобных случаях? многие вопросы так и не нашли ответа, но Наталья пойдет до конца.
26 февраля 2013 519 Ася

Другие посты

Комментарии (1)

26 февраля 2013 в 20:29
Мммм..Да уж! Ужасно!